Из истории лизинговых отношений

Из истории лизинговых отношений


altТермин «лизинг» в современном распространенном понимании впервые был использован в деловом хозяйственном обороте в 1877 г., когда американская телефонная компания «Белл» стала не продавать свои телефонные аппараты, а предоставлять их во временное пользование за арендную плату, что позволило не только расширить сбыт выпускаемой новой техники, но и защитить свои права на 101 интеллектуальную собственность в усиливающейся конкурентной борьбе. Однако организационно-экономический механизм лизинга, его сущностные элементы в виде арендных отношений имеют более длительную — многовековую историю. Они успешно применялись практически на всех этапах развития человеческого общества при различных способах производства, хотя изначально представления о богатстве, достатке и успехах люди связывали исключительно только с понятием «собственность», которая и до сих пор составляет основу социальной и экономической структуры общественного устройства. Возможность же владеть вещами без права собственности на них и извлекать блага из владения, составляющая основу лизинговых отношений, является одним из величайших достижений человеческого разума еще на ранних этапах своего исторического развития.

Как и все великое, идея разделения функций собственности между различными субъектами очень проста: оставаясь собственником имущества, оказывается, его можно передавать в использование другим лицам не только без ущерба для владельца, а даже с большой выгодой и для него, и для пользователя. Такой экономико-правовой механизм сейчас считается само собой разумеющейся нормой для многих, а тогда, в глубокой древности как великое открытие было обнаружено, что для получения дохода или решения своих жизненных задач не обязательно покупать и иметь необходимое имущество, землю и другие средства в собственности, а достаточно иметь право их использовать и извлекать желаемые блага. В этой связи, обобщая многовековую историю, Аристотель в 350 г. до н.э. уже обоснованно утверждал, что богатство состоит в пользовании, а не в праве собственности, о чем забывают теперь многие наши современники.

Известно, что аренда (важный элемент лизинга) применялась в хозяйственной деятельности многих древних цивилизаций. Отдельные положения о лизинге обнаружены в Законах Хаммурапи, принятых в период между 1775—1750 гг. до н.э. Примерно в 2000 г. до н.э. в Южном Двуречье (юг современного Ирака) шумеры совершали сделки по аренде 102 сельскохозяйственных орудий, земли, водных источников и животных. Описание элементов аренды виноградников содержится и в Библии.

Широко применялись аренда земли, домашнего скота, оборудования и в других древних цивилизациях — в Греции, Египте и Риме. В XI в. нормандские и норвежские судовладельцы сдавали свои корабли в аренду в военных целях, а в Венеции предметом таких сделок были чугунные якоря. Более того, зарегистрирована сделка по аренде военных доспехов рыцарем для участия в седьмом Крестовом походе (1248 г.). В течение многих веков элементы лизинговых отношений успешно применялись в Великобритании, где для их реализации были приняты первые законодательные акты. Операции, схожие с современным лизингом, регулировались Уставом Уэльса 1284 г., в соответствии с которым лизгольдеры арендовали земли у лендлордов на очень тяжелых условиях — размер арендной платы и срок определяли землевладельцы. Рост в начале XIX в. промышленного производства и особенно железнодорожного транспорта и добычи каменного угля сопровождался одновременным развитием лизинговых сделок. Для перевозки увеличивающейся выработки угля собственники шахт постепенно вместо прямой покупки железнодорожных вагонов стали брать их на время — в аренду на 5—8 лет, а затем возвращали продавцу. Для стимулирования бережного отношения к вагонам в договора аренды включали право пользователя на их выкуп (опцион) после окончания срока лизинга. В это же время начали появляться фирмы, которые наряду со своим основным видом бизнеса стали вкладывать капитал в покупку железнодорожных вагонов для сдачи их в аренду (лизинг) транспортным компаниям.

Новый исторический этап ускоренного развития лизинговых операций в хозяйственной деятельности многих стран связан с созданием специализированных компаний, для которых лизинг был основной целью и предметом деятельности. Первая в мире лизинговая компания — «Бирмингем Вагон компани» — была зарегистрирована 20 марта 1855 г. в Великобритании. Она специализировалась сначала на сдаче в лизинг железнодорожных вагонов для перевозки угля и других минеральных ресурсов, а затем — машин и оборудования.

В США первый договор аренды был зарегистрирован в начале XVIII в. по передаче в пользование лошадей, фургонов и колясок. В дальнейшем арендная деятельность была связана, как и в Англии, с развитием железных дорог, когда транспортные компании стремились взять вагоны и локомотивы в пользование, а не в собственность. По закону 1892 г. даже военный министр США имел право передавать в аренду на срок не более 5 лет имущество, принадлежащее армии, другим странам, если в нем не нуждалось государство и если это в его интересах. Но и в 1940 г., когда в мире был накоплен большой опыт лизинговых операций, президенту США Ф. Рузвельту пришлось долго доказывать американскому народу и Сенату, что целесообразно (выгоднее) не продавать эсминцы, танки и другое военное снаряжение странам — союзникам по Второй мировой войне (в первую очередь Англии), а передать его им на условиях аренды (лизинга). Чтобы убедить американцев в необходимости ленд-лиза, в своем обращении он говорил тогда: «Представьте себе, что загорелся дом моего соседа, а у меня на расстоянии 400—500 футов от него есть садовый шланг. Если он сможет взять мой шланг и присоединить к своему насосу, то я смогу помочь ему потушить пожар. Что же я делаю? Я говорю ему перед этой операцией: „Сосед, это шланг стоил мне 15 долларов, тебе нужно заплатить за него 15 долларов”. Нет! Какая же сделка совершается? Мне не нужны 15 долларов, мне нужно, чтобы он возвратил мой шланг после того, как закончится пожар». И только 11 марта 1941 г. был принят закон о ленд-лизе, который урегулировал межгосударственные лизинговые отношения на основе следующих принципов.
Поставленные машины, оружие, военная техника и другие материалы, уничтоженные, утраченные и использованные во время военных действий, не подлежат оплате.
Сохранившиеся военные материалы остаются у стран-получателей, но США сохраняют за собой право истребовать их.
Имущество, оставшееся после окончания войны и пригодное для гражданских целей, положено полностью или частично оплатить на основе предоставленных США долгосрочных кредитов.
Оборудование, не завершенное производством к концу войны, и ленд-лизовские материалы на складах правительственных организаций США могут приобретаться странами, для которых они заказаны с получением американского долгосрочного кредита.
Возможен отказ в снабжении материалами по причинам секретности и первоочередного удовлетворения потребностей своей армии.
Срок поставок устанавливался сначала до 30 июня 1943 г., а затем ежегодно продлевался.
Поставки вооружения, автомобилей, промышленного оборудования и продовольствия Советскому Союзу по ленд-лизу осуществлялись по беспроцентному займу с оплатой в течение десятилетия, начиная с шестого года после окончания войны.
Первое акционерное общество, созданное в 1952 г. в Сан-Франциско Генри Шонфельдом для одной конкретной лизинговой сделки, вскоре было преобразовано в специализированную лизинговую компанию «Юнайтед лизинг корпорэйшн», которая открыла свои филиалы во многих странах мира. Так начал развиваться международный вид лизинга.

В Германии лизинговая компания «Дойче лизинг ГмбХ» была создана в 1962 г. в Дюссельдорфе, которая потом слилась с другими компаниями и перебазировалась во Франкфурт-на-Майне с новым фирменным наименованием «Дойче лизинг Аг», «Дойче Анлаген-лизинг ГмбХ» и «Митфинанц ГмбХ».

Первая французская лизинговая компания «Сепа-Фит» начала действовать в 1957 г., а с 1962 г. фирменным наименованием ее стало «Локафранс». Первую лизинговую сделку она совершила 22 февраля 1961 г. — за пять лет до принятия закона о лизинге.

В Швеции при совершении лизинговых сделок в начале 60-х гг. заключались соглашения о повторной покупке, согласно которым поставщик брал обязательство выкупить обратно имущество, если пользователь не выполняет свои обязательства по лизингу.

В Италии первая лизинговая компания создана в 1963 г., а в Японии — в 1969 г. при государственной поддержке лизинговых операций.

В России феодальная аренда земли известна с XV в. Существовала как индивидуальная, так и коллективная форма, которая чаще всего представляла собой аренду общинной земли. Имела место и субаренда, когда крепостные крестьяне «переарендовывали» земельные участки. Новое развитие аренда земли получила в период после реформы 1861 г., а затем широко распространилась в сельском хозяйстве в период осуществления новой экономической политики в СССР. Для аренды этого периода характерны переходные черты и применение ее как колхозами и совхозами, так и мелкими крестьянскими хозяйствами.

В истории аренды в России были взлеты и спады. Можно выделить три основных периода ее активного развития, совпадающих по времени со сменой форм собственности эволюционным путем и проведением экономических и земельных реформ, направленных на повышение производительности труда работников.
Так, прогрессивные рабовладельцы, убедившись в неэффективности труда рабов, добровольно отпускали их на волю с предоставлением земли в аренду, а сами становились арендодателями. Применялись различные формы аренды, вплоть до наследственной, хотя зависимость арендаторов от хозяина в то время была очень крепкой. Неустойчивое, бесправное положение арендаторов явилось основной причиной их миграции и далее бегства от выделенной земли.

В период нэпа арендная деятельность вновь оживилась и заняла одно из ведущих мест в системе многоукладной экономики. В настоящее время, примерно с 1988 г., наступил третий этап оценки, признания и широкого применения арендных отношений в народном хозяйстве нашей страны. С одной стороны, аренда способствовала становлений новых форм частной собственности, а с другой — вела к её преодолению, к социализации земельных отношений. Поэтому арендные отношения во все времена привлекали внимание людей как надежда на достижение извечной мечты о социальной справедливости и достатке.

В нашей стране уже в советский период участь арендной формы хозяйствования была также не простой. Становление ее в народном хозяйстве СССР проходило в общем по известной диалектической закономерности: появление и признание полезности (положение) — ограничение, запрещение и полная ликвидация (отрицание) — возрождение в широких масштабах в новых условиях крупного производства (отрицание отрицания).

Сразу после Октябрьской революции Декретом о земле (26 октября 1917 г.) было запрещено продавать, покупать или сдавать землю в аренду. Вся она изымалась у владельцев безвозмездно и обращалась во всенародное достояние. Военному коммунизму арендные отношения только помеха, так как они не допускали или ограничивали всеобщее огосударствление средств и результатов труда. Он по самой своей сути отторгал аренду. Внешне это делалось под благовидным предлогом: при социализме все являются собственниками. На самом же деле смысл исключения аренды из производственных отношений состоял в том, чтобы не допустить превращения в собственников всех и каждого в отдельности. Однако принудительная система хозяйствования, в которой каждый работник являлся простым исполнителем чужой воли, оказалась малоэффективной, нежизненной.

Арендные отношения, ставшие неотъемлемым элементом рыночной экономики, символом экономической свободы, тогда (в 1921 г.) вновь были восстановлены Советским государством в целях ускорения его социально-экономического развития. Они считались в то время необходимой составной частью механизма новой экономической политики. Ограничений на отраслевое распространение аренды не существовало Арендодателями выступали от имени государства ВСНХ и губернские Советы народного хозяйства. Арендаторы подразделялись на три категории: частные лица (в том числе бывшие владельцы сдаваемых в аренду предприятий), кооперативы, потребительские общества, товарищества и государственные предприятия, организации и ведомства. Передача в аренду имущества осуществлялась на конкурсной основе тем претендентам, которые брали на себя более высокие обязательства по производству продукции. Срок арендного договора варьировался от 1 до 6 лет.

Арендная плата взималась двумя способами: в натуральном виде — в определенной доле (10—15%) от общего объема продукции — и в денежной форме — отчисления, включающие амортизационные суммы, проценты с оценочной стоимости арендованного имущества и стоимости произведенной продукции. В дальнейшем, после денежной реформы 1924 г., полностью перешли к денежной форме арендной платы. Применялась льготная и безвозмездная сдача имущества в аренду.

Действующим в первые годы Советской власти законодательством по аренде запрещалось одностороннее расторжение договорных отношений. Возникающие споры разрешались судом. Арендаторы получили широкие права: они сами должны обеспечивать предприятия всем необходимым — сырьем, материалами, топливом, а рабочих — продовольствием и одеждой.

Декретом ВЦИК от 22 мая 1922 г. было установлено, что никто не может иметь земли больше того количества, которое он в состоянии дополнительно к своему наделу обработать силами своего хозяйства. Аренда земли разрешалась бедняцким хозяйствам для того, чтобы они могли использовать свои наделы. Сначала срок договора устанавливался на одну ротацию севооборота, а в исключительных случаях — до 6 лет. В 1925 г. срок аренды был увеличен до двух ротаций и до 12 лет при четырехпольном севообороте, была разрешена обработка арендованной земли и наемным трудом.

Аренда способствовала вовлечению в сельскохозяйственное производство крестьян, не имеющих лошадей и сельхозинвентаря, давала им возможность получать доходы. Сдавали землю в аренду в основном бедняки, не имеющие средств производства для ее обработки. До революции арендодателями земли были крупные землевладельцы — помещики и зажиточные крестьяне.

Разрешение арендных отношений в 20-е гг. способствовало увеличению продовольственных и сырьевых ресурсов, повышению урожайности и снижению цен на сельскохозяйственную продукцию.

Однако уже в 1929 г. в статье «К вопросу о политике ликвидации кулачества как класса» И. В. Сталин впервые выдвигает идею о свертывании сельскохозяйственной аренды, обосновывая предстоящие насильственные меры по отношению к огромной массе крестьян-середняков и даже бедняков. Вскоре, в феврале 1930 г., трудовая аренда крестьянских земель в районах сплошной коллективизации была отменена, так как она не вписывалась в складывающуюся административную систему управления, которая деформировала идеи и принципы социализма. В постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания» было установлено, что колхозники, допускающие сдачу приусадебного участка в аренду или передачу его в пользование другим лицам, будут подлежать исключению из колхоза с лишением приусадебных участков, а председатели — отдаваться под суд как нарушители закона. Одновременно труд колхозников в ряде мест был превращен, по сути, в трудовую повинность. Отчуждение труженика от земли углублялось, приусадебный участок сохранялся за семьей только в том случае, если все трудоспособные члены семьи выполняли обязательный минимум трудодней в году.

В послевоенный период хозяйственная самостоятельность крестьян еще больше ограничивалась. Неофициальная аренда земли для выращивания лука, бахчевых и других культур преследовалась. Противозаконность аренды в то время порождала негативные социальные явления: взяточничество, получение нетрудовых доходов и бесхозяйственность в использовании земель. Постановлением Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах» в 1946 г. была еще раз подтверждена линия на запрет аренды земли. В дальнейшем, в 1964—1974 гг., одновременно были ужесточены меры по ограничению и личного подсобного хозяйства колхозников, рабочих и служащих совхозов. Запрещение аренды официально продолжалось вплоть до июля 1988 г. Но применение административного и уголовного преследования «нарушителей» все-таки не уничтожило в народе веру аренду, а нанесло огромный ущерб развитию народного хозяйства, психологические последствия которого проявится в настоящее время.

За годы коллективизации, превращения крестьянина в наемного работника произошло наряду с увеличением объемов производства и техническим прогрессом отчуждение от него земельной собственности, а чувство хозяина потеряло свой подлинный смысл. Вновь возникшее противоречие между положением крестьян, получивших в результате социалистической революции право собственности на землю, и их фактическим экономическим положением, когда они, по сути, не были подлинными владельцами земли, с годами углублялось. Преодолевая это противоречие, развивая и углубляя формы коллективного подряда, практика привела нашу страну к необходимости использования земли и средств производства на арендных началах.

Только спустя более полувека после запрета аренды земли с 1988 г. в целях острой необходимости повышения эффективности производства вновь было разрешено колхозам и другим сельскохозяйственным предприятиям арендовать или передавать на длительные сроки земельные угодья на условиях аренды другим кооперативам, государственным, общественным предприятиям и организациям, а также гражданам для производства сельскохозяйственной продукции и ее реализации по своему усмотрению: предприятию, организации потребительской кооперации по договору или на рынке. Вместе с землей в аренду могли сдаваться также здания, сооружения, машины, оборудование и другие материальные ценности, необходимые для производства сельскохозяйственной продукции. Гражданам разрешили покупать лошадей, другой рабочий скот, сельскохозяйственную технику, автомашины и землю в личную собственность для их использования на работах в подсобном, крестьянском хозяйстве и при выполнении работ по договору аренды.

Ускорить развитие арендного дела в стране имелось в виду Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1989 г. «Об аренде и арендных отношениях в СССР». Однако он не содержал действенного механизма разгосударствления земельной собственности, а только декларировал возможность применения арендной формы производства, и потому его постигла печальная участь. Постановлением Верховного Совета СССР «О порядке введения в действие Основ законодательства СССР и союзных республик об аренде» 23 ноября 1989 г. он был отменен.

Новые возможности для широкого развития арендных отношений открыл Земельный кодекс РСФСР, который ввел в республике частную собственность граждан на земельные участки, которые можно сдавать в аренду, свободно покупать и продавать. Законом РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» разрешен свободный выход из колхоза со своим земельным наделом без согласия трудового коллектива или администрации предприятия. Более того, работнику, выходящему из колхоза (совхоза) с целью организации крестьянского хозяйства, предприятие должно было выдать причитающуюся ему долю средств производства.
В сфере промышленности России до начала 90-х гг. лизинг применялся в ограниченных масштабах и в основном советскими внешнеторговыми организациями для приобретения и реализации современных машин и оборудования с использованием специальной формы кредита. В соглашениях, заключаемых советскими и иностранными партнерами, лизинг фиксировался как аренда на определенный срок. Предметом таких соглашений были крупногабаритные универсальные и другие дорогостоящие станки, поточные линии, дорожно-строительное, кузнечно-прессовое и энергетическое оборудование, а также воздушные и морские суда, ремонтные мастерские, вычислительная техника.

На условиях бербоут-чартера (разновидность лизинговой операции, найм судна без экипажа) Минфлот СССР приобрел значительное количество танкеров, сухогрузов, пассажирских судов, построенных на иностранных верфях. В 1990 г. «Аэрофлот» взял в лизинг первые западноевропейские аэробусы А-310. Начало развития лизинговых опера-й на российском внутреннем рынке относится к середине 1989 г. в связи с переводом предприятий на арендные формы хозяйствования. Становление правовых норм применения лизинга связано с принятием основ законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде (23 ноября 1989 г.) и письмом Госбанка СССР от 16 февраля 1990 г. № 270 «О плане счетов бухгалтерского учета», в котором был преставлен порядок отражения лизинга в бухгалтерском учете, а позднее — в 1991 г. в Законе «О банках и банковской деятельности» были предусмотрены лизинговые операции.

В первой половине 90-х гг. при активном участии банков стали создаваться первые современные лизинговые компании. Так, в 1988 г. было создано советско-финское лизинговое предприятие СП «Арендмаш» по сдаче в аренду стройтехники инофирмам, работающим в СССР. В том же году было образовано, а с 1989 г. стало действовать АО «Совфинтрейд», в уставе которого предусматривались лизинговые операции. В конце 1989 г. для проведения лизинга была образована компания «Рыбкомфлот».

В 1990 г. было создано четыре лизинговых компании. Во Владивостоке — «Дальлизинг» (лизинг рыболовецких судов, шахтного оборудования). В Нижнем Новгороде — торгово-лизинговое объединение «Россия» (операции со станочным оборудованием, прокатными станами, электронными системами). В Ярославле образовалась лизинговая компания «Ярославтехлизинг», а в Санкт-Петербурге — компания «Балтийский лизинг». А в 1991 г. была создана уже советско-французско-немецкая лизинговая компания «Евро-лизинг», учредителями которой с советской стороны стали Внешэкономбанк СССР, Совморфлот и Госснаб СССР, с французской — один из крупнейших банков Европы «Банк Националь де Пари», с немецкой — одна их крупнейших лизинговых компаний Западной Германии — «Митфинанц ГмбХ».

В 1992 г. в Москве появились компании «Лизингбизнес», «Межсбер-Юраско лизинг», «Промстройлизинг», образовалось Русское акционерное лизинговое общество «РАЛИО». В 1993 г. зарегистрированы Русско-германская лизинговая компания (РГ-лизинг), компании «Лизинком» (г. Пенза), «Аэролизинг».
В октябре 1994 г. лизинговые компании России для защиты своих интересов и представления их в органах государственной и исполнительной власти создали Российскую ассоциацию лизинговых компании «Рослизинг», которая в том же году стала корреспондентским членом «Leaseurope». Представители «Рослизинга» стали членами Исполнительного Комитета, Совета Федерации, а также членами её различных комитетов по налогообложению, бухгалтерскому учету, юридического комитета, комитета по статистике и членами рабочей группы по лизингу в странах Центральной и Восточной Европы.

В заключение краткого исторического обзора можно считать, что различные организационные формы арендныx (лизинговых) отношений формировались во многих странах постепенно в условиях разложения феодальной собственности на землю и появления класса землевладельцев, предпринимателей (фермеров-арендаторов) и наемных рабочих. Мировой опыт подтверждает, что аренда земли и другого имущества в течение многих веков эффективно включалась в существовавшие тогда господствующие производственные отношения, удачно дополняла и подправляла их, способствуя большей мобильности и лучшему использованию производственных ресурсов, находящихся в различных формах собственности. Она затрагивала базисные основы общественного устройства и существенно влияла на трудовую активность людей.

Похожие записи